Ян Гинзбург: «Механический жук»

ИнфоТекст Куратора

Галерея Osnova представляет дебютную выставку молодого московского художника Яна Гинзбурга под названием «Механический жук». Автор проекта зарекомендовал себя как исследователь различных моделей художественного производства 20 века. Его метод работы во многом связан с фигурой нонконформиста Иосифа Гинзбурга, учеником и наследником которого он и является. Ян Гинзбург изучает практику ремодернизма с точки зрения постконцептуального состояния искусства сегодня. Пластические решения художника, будь-то многомерные инсталляции или объекты, являются результатом его тщательной работы с различными типами современных архивов.

В новом проекте «Механический жук» проблематизируется идея инсталлятивности, переосмысленная через призму московской концептуальной школы. В отличие от советского опыта, для которого было важно бытование в коммунальной структуре, искусство Яна Гинзбурга пребывает в расширенном социальном поле. Для художника нет разницы в работе с материальным носителем или дигитальным, а следовательно, пластические решения инсталляции в пространстве галереи «мерцают» в двойственном экспозиционном поле. В проекте рассматривается постсоветское состояние капитализма, в отсутствии биполярного деления мира. Образ жука здесь становится связующим звеном между высоким искусством прошедшей эпохи и новым духом имматериального производства нашего времени.

Куратор: Маша Калинина.

Простые вопросы лезут в голову: ради чего Ян Гинзбург, художник, родившийся в Перестройку, стремится к распознаванию себя через авангардные движения Советского Союза? В конце концов, зачем вновь обращаться к классике московского концептуализма? В свете наших дней может показаться, что это либо банальная спекуляция автора на громких/маргинальных именах, либо очередная наивная ностальгия по советской эпохе, которая активно культивируется сегодня на фоне схлопывания либеральной экономики в стране. Но для автора проекта стало судьбоносным именно знакомство и дружба с полумифическим и всеми забытым нонконформистом Иосифом Гинзбургом.

Одна из ключевых фигур нонконформизма, всю жизнь отдавший методу автоматического рисования, Иосиф Гинзбург ушел из публичного поля искусства в середине 70-х. Его работы были утрачены или потеряны, многие были уверены, что он и сам куда-то пропал. И даже оставшись на улице он продолжал «интровертную» художественную деятельность. «Дело не в том, хотите ли вы стать художником, а готовы ли вы им быть до конца1», так начинает Ян рассказ об Иосифе. Они познакомились в 2015 году, когда советское неофициальное искусство уже давно стало брендом. Но в лице Гинзбурга молодой художник встретился с нонконформизмом: «интеллигентным, принципиальным, готовым мириться с лишениями и, несмотря на трудности, продолжать заниматься искусством». Сближение с героем московского андеграунда преподнесло Яну уроки бытования во времена «вечной стабильности». Приютив пожилого художника в своей комнате в коммуналке, он начал кропотливую работу по сохранению его наследия. В 2016 году после болезни Иосиф Гинзбург скончался. Что бы сохранить память о нем, Ян взял его фамилию, как ученик и наследник.

Возможно, интровертный нонконформист так и остался бы стертым из скрижалей художественного мира, если бы не его молодой друг. Борьбу за место в истории искусства, от которой Иосиф намеренно отказался, выиграл звезда московского концептуализма Илья Кабаков. Лидер постсоветского искусства, чье признание «на Западе» стало притчей во языцех, сумел еще в 70-х понять глубинную связь роли символического и финансового капитала. Картины «Жук» (1982) и «Номер

Люкс» (1981) являются двумя самыми дорогими живописными произведениями ныне живущего художника из России. А показ документального фильма по «Первому каналу» о Кабакове подтвердил медийную власть искусства. Сегодня оно не фиксируется только в физическом носителе, а растекается своими гиперссылками по сетевым тканям актуальной культуры. Но проект Яна Гинзбурга демонтирует манипулятивную силу образов.

Исследуя то, как художественная единица обрастает многослойной связью с разнообразными структурами культуры и общества, «Механический жук» обнажает связь между ценой и ценностью. Как перерисованная открытка обретает многомиллионную стоимость, так и полинявший свитер бездомного художника в институциональном храме приращает символический капитал.

Строя исследование на работе с несколькими источниками, Ян старается избежать схематизации и упрощения дихотомии успех/проигрыш, звезда/маргинал. В хаотичном порядке соединяются образы из книг, альбомов, общения с живыми собеседниками и аукционных интернет-площадок (e-bay, avito). В результате проект «Механический жук» обнаруживает условия формирования художественной власти Кабакова и Гинзбурга. «Не каждый художник имеет возможность и способность спекулировать на власти искусства,…, но все могут – и, по-моему, должны – делать это…2», размышляет Дэвид Джослит о современной методологии искусства. Сводя в одном сконструированном поле различные типы художественной стратегии, автор проекта фиксирует собственную силу/бессилие над историей культуры.

Сегодня произведения неофициального искусства становятся материалом для сетевого моделирования нового типа пластики. Художник уподобляется «майнеру» современных криптовалют. И прибавочное значение проекта «Механический жук» строится на развинчивании механики картин Ильи Кабакова. Работы Яна Гинзбурга носят не только аналитический, но и романтический характер. Живая встреча и дружба с носителем нонконформистского духа 70-х открыла возможность иной оптики на образ русского искусства. То, что теперь является институционализированной классикой могло иметь совсем другую «мусорную» линию развития. Однако память об этой возможности проскальзывает только сквозь бумажки, осколки и обрывки, которые заражают своим духом новое поколение.

1 http://www.colta.ru/articles/raznoglasiya/12537

2 Джослит Д. После искусства. М.: V-A-C press, 2017. С. 121

Мария Калинина

  • thumbnail of Ginsburg-press-release
    Ginsburg-press-release.pdf

    Работы:
Закрыть
ПоделитьсяTw.Fb.Pin.
...